Книга Джона Буньяна "Христиана и ее дети" - Страница 2 - Форум

Христианский форум

Перейти на сайт     Форум

Страница 2 из 2«12
Форум » Разное » Разное » Книга Джона Буньяна "Христиана и ее дети" (Вторая книга Джона Буньяна)
Книга Джона Буньяна "Христиана и ее дети"
olya Дата: Пятница, 14.12.2012, 19:19 | Сообщение # 11
Удаленные





Глава десятая ОТРАДНЫЕ ГОРЫ

… И вот увидел я их идущими по дороге к реке, протекающей у подножья Отрадных гор. По берегам реки росли чудные деревья, листья которых обладали целебными свойствами. Позади простирались вечно зеленые луга, где пилигримы могли в безопасности отдохнуть.
Вдалеке виднелись овчарни. Жил здесь и Тот, Кто пас овец. Кто любил ягнят, собирал их, когда они разбредались, прижимал их к груди, когда им нужно было тепло. Неподалеку от овчарен стояли домики, где жили дети пилигримов. Он также нежно любил и лелеял эти маленькие создания. Христиана посоветовала своим снохам вручить Ему своих младенцев, чтобы ни один из деток не погиб, но имел жизнь вечную.
– Здесь, – говорила она, – дети получат отличный уход, их будут холить и лелеять, и они никогда не пропадут. А если случится, что один ягненок или дитя заблудится, Он сразу же отправится его искать, и если заметит рану, то Сам сделает перевязку. Здесь пастбища всегда сочные, родники неиссякаемые и нет недостатка в одежде. Он предпочтет положить жизнь Свою, лишь бы не потерять ни одного вверенного Ему ягненка. Ягнят здесь приучают ходить по прямым стезям. В этой стране воды чисты, пища отличная, здесь благоухают цветы, плодоносят деревья. Здешние плоды сочны и живительны, они укрепляют здоровье и исцеляют немощи.
Все молодые женщины согласились вручить Ему своих младенцев. Они в душе возрадовались, найдя на своем пути такой чудный приют для детей.
Они пошли дальше и дошли до луга возле изгороди. Когда-то Христианин и Уповающий перелезли через эту изгородь и были взяты в плен великаном Отчаяние и заперты в замок Сомнения. Пилигримы решили сесть передохнуть и обсудить дальнейший план. Так как их было много и они имели бесстрашного проводника, не лучше ли было бы им вместо того, чтобы продолжить путь, направиться прямо в замок, взять его штурмом, разрушить его, напасть на самого великана и, победив его, выпустить на свободу пленных, томящихся в заточении.
Мнения пилигримов разделились. Одни находили, что не следует ступать на «неосвященную землю», другие утверждали, что можно, ибо цель, якобы, оправдывает средства.
– Хотя это последнее суждение далеко не всегда верно, однако я получил приказ бороться со злом и побеждать его. Против кого же мне сражаться, если не против великана Отчаяние? Поэтому я намерен убить его и разрушить замок Сомнение. Кто из вас хочет идти со мной? – спросил проводник.
– Я охотно с тобой пойду, – ответил Честный.
– И мы тоже! – воскликнули в один голос все четыре сына Христианы – сильные и здоровые молодые люди.
Они решили оставить женщин, Слабодушного и Хромоногого, будучи уверены в том, что им не угрожает никакая опасность. Только бы не сходили они с пути, тогда и малое дитя сможет их повести вперед.
Наши храбрые бойцы двинулись по направлению к замку Сомнение. Дойдя до ворот, они громко постучали. Великан Отчаяние с женой Недоверие явились на стук.
– Кто это дерзнул побеспокоить великана Отчаяние? – крикнул хозяин замка.
– Это я, Дух Мужества, – ответил проводник, – я один из проводников, которых Царь Небесной страны посылает сопровождать пилигримов во время их путешествия. Приказываю тебе отворить ворота и готовиться к бою! Я пришел сюда с тем, чтобы снести твою голову с плеч и разрушить замок Сомнение.
Великан воображал, что победить его невозможно, потому что он, великан, когда-то одержал победу над ангелами. Поэтому он счел проводника пилигримов за безумного наглеца. Вооружившись, он вышел на бой. На голове его был шлем, на груди огненные латы, обувь железная, а в руках – огромная дубина. Его разом окружили со всех сторон шесть наших бойцов. Тогда жена великана, Недоверие, заметив опасное положение мужа, поспешила к нему на помощь, но Честный одним ударом меча повалил ее наземь. Тут бой начался не на жизнь, а на смерть, и после упорной борьбы великан Отчаяние свалился с ног. Дух Мужества нанес ему в этот момент смертельный удар. Великан еще долго боролся со смертью, трудно ему было умирать, в нем словно тлело несколько источников жизни, которые гасли один за другим. Наконец Дух Мужества отсек ему голову…
После этого наши бойцы ринулись в замок Сомнение и в течение семи дней разрушили его. Среди развалин они нашли двух едва живых пилигримов, Уныние и дочь его, Пугливую, и освободили их. Но увы! Какую груду человеческих костей увидели они во дворе замка и в высокой тюрьме – то были останки бедных пилигримов, которые не смогли освободиться из плена, потому что не запаслись ключом Обетования и не было у них такого проводника, как Дух Мужества.
Убедившись, что больше живых узников нет, взяв Уныние и дочь его с собой, они предали тела погибших пилигримов земле. Голову великана они торжественно понесли своим друзьям. Узнав подробности этого подвига, все обрадовались. Христиана заиграла на гуслях, Любовь на цитре, а Пугливая пустилась в пляс…
Что же касается ее отца, Уныния, то ему было не до пляски: он еле держался на ногах от голода, которым морил его великан во время заточения. Христиана дала ему глотнуть вина и предложила немного легкой пищи, чтобы у него не разболелся желудок. Вскоре старик почувствовал себя лучше и повеселел…
Проводник же насадил отрубленную голову великана Отчаяние на длинный шест, который он вбил в землю на самой обочине дороги. Рядом стоял столб, установленный Христианином в предостережение пилигримам не избирать искушающей боковой тропинки, ведущей в замок Сомнение. На мраморном камне, лежавшем неподалеку, Дух Мужества начертал следующее: «Это голова того, чье имя приводило в трепет пилигримов. Замок его разрушен, и жена его, Недоверие, убита. Дух Мужества освободил от оков Уныние и дочь его Пугливую».
После очередного бесстрашного подвига Духа Мужества пилигримы снова отправились в путь и дошли до Отрадных гор, где Христианин и Уповающий когда-то отдохнули душевно. Радушно встретили пилигримов пастыри этой страны.
Когда пастыри увидели проводника, которого хорошо знали, они спросили его:
– Любезный друг, что это за люди с тобой?
– Первой идет Христиана, а при ней ее четыре сына с женами. Одна цель и одна мысль заставила всех их стать пилигримами. Мир царит в их душах, от греха перешли они к благодати, Бог их не покидает. За ними идут старик Честный и Хромоногий на костылях, люди твердые и искренние. Таков и Слабодушный, не захотевший отстать от прочих. Вот и старец Уныние плетется за ним; при нем дочь его Пугливая – все кроткие, смиренные люди. Можем ли мы надеяться на ваше гостеприимство?
– Милости просим, друзья, – ответили пастыри. – Милости просим к нам! Чем богаты, тем и рады. У нас найдется все необходимое как для сильного, так и для слабого. Наш Царь заботится обо всем, в чем нуждается каждый из малых Его. Поэтому немощь не может быть помехой.
С этими словами они указали на распахнутые двери своего дома:
– Входите, входите все, и ты, Слабодушный, и ты, Хромоногий, и ты. Уныние с дочерью Пугливой, и ты, Христиана и твое большое семейство.
Наиболее слабых они назвали по имени – для ободрения.
– Вижу, – ответил проводник, – милость на ваших лицах, вы истинные пастыри моего Господина, ибо вы слабых не отталкиваете, а принимаете их наравне с сильными.
Все вошли в дом в сопровождении Духа Мужества. Когда пилигримы расселись по местам, пастыри в первую очередь принялись угощать тех, кто был слабее. Они расспрашивали их о наклонностях, чтобы вернее узнать, что им всего полезнее; ибо, говорили они, здесь слабые должны найти поддержку, чересчур смелые – предостережение. Поэтому им была приготовлена легкая и приятная на вкус пища, которая их укрепила. После ужина все отправились на отдых – каждый на приготовленное ему место.
На другое утро после завтрака они отправились осматривать окрестности. Горы были очень высоки и день ясный, а пастыри, по традиции, вызвались показать им все достопримечательности их мест. Первое, что они увидели, была гора Чудес. Вглядываясь в нее внимательно, они вдали заметили человека, одно слово которого приводило в движение горы. За разъяснением они обратились к пастырям.
– Этот человек – сын Великой Милости, – ответили они. – Он упоминается в первой части путешествия пилигрима. Он – символ того, что верою можно преодолеть любые встречающиеся на пути преграды.
– Я его знаю, – добавил проводник, – он из числа немногих избранных.
Потом пастыри повели их на другую гору – гору Невинность. Здесь увидели они человека в белом одеянии, а подле него двух человек по имени Предубеждение и Недоброжелательность, которые кидали в первого грязью. Но эта грязь, которой они старались его запачкать, к нему не прилипала, так что одеяние человека оставалось белоснежным.
– Что это значит? – спросили пилигримы.
– Этот человек в белом – Праведный, и белое его одеяние символизирует чистоту жизни. Кидающие в него грязью ненавидят добрые дела. Но, как вы сами можете убедиться, грязь их к Праведному не пристает. И всякий, избравший в мире безупречный образ жизни, может смело рассчитывать на это. Те же, которые будут его осмеивать, могут быть уверены, что стараются они напрасно, ибо Бог в скором времени даст невинности и праведности заблистать под лучами солнца.
Следующая гора называлась Благотворительность. Здесь пастыри указали на человека с рулоном сукна в руках. Этот человек каждый раз отрезал достаточно сукна, чтобы одеть бедных людей, со всех сторон окруживших его, а сукно между тем не убывало. Пастыри объяснили это так: тот, кто помогает бедным, никогда сам ни в чем нуждаться не будет.
После этого пастыри показали пилигримам Безумного и Бессмысленного, которые пытались отмыть эфиопа, но чем больше они старались, тем чернее он становился. Пастыри объяснили и это: сколько бы не оправдывался и не обелял себя человек порочный, попытки эти без подлинного раскаяния лишь усугубляют его вину. Доказательством тому может служить история фарисеев. Так будет всегда со всеми лицемерами.
В эту минуту Любовь попросила осмотреть подземное обиталище или, как его называли, преддверие ада. Пастыри повели Любовь к двери в склоне горы. Здесь они велели ей вслушаться в слова, долетавшие из глубины. Она прислушалась. «Да будет проклят мой отец, – слышен был голос, – что удерживал меня от пути мира и жизни». Другой взывал: «О, если б мог я ныне вернуться назад, как остерегался бы я грядущих мучений!» Третий вопил: «Увы! Лучше дать растерзать себя на куски, чем потерять душу!».
Молодой женщине показалось, что земля стонет и дрожит под нею. Она побледнела и дрожащим голосом сказала: «Блаженны те, которым удастся избегнуть этого ужасного места вечного страдания!»
… Потом пастыри с пилигримами вернулись в дом. Тут Любви захотелось получить в подарок один предмет, но она стеснялась спросить об этом самих пастырей. Свекровь, заметив ее смущение, подумала, что ей нездоровится, и спросила, что с ней.
– Проходя через столовую, – ответила она, – мне приглянулось зеркало. Мне кажется, я заболею, если не получу его в подарок.
– Я спрошу пастырей, и я почти уверена, что нам не откажут.
– Если не подарить, то, может быть, они могли бы продать нам это зеркало?
То, что Любовь так сильно желала заполучить его, было неудивительно. Оно было единственным в своем роде. Под одним углом оно отражало человека во всей его сущности, под другим виден был Царь пилигримов в терновом венце, с окровавленными руками и ногами и раной под ребрами. Глядя в зеркало, пилигрим мог видеть своего Господа живым или мертвым, на небе или на земле, в унижении или во славе, нисходящим на страдание или восходящим на царствование.
Христиана отправилась к пастырям и, отведя в сторону Познание, Опытного, Бдительного и Искреннего, сказала:
– Моя сноха, идущая вместе с нами по пути искупления, возымела непреодолимое желание получить нечто увиденное в вашем доме, но стесняется сама сказать вам об этом.
– Позови ее, пусть она придет сюда, – велел один из пастырей. – Конечно, она получит все, что в наших силах ей дать.
Когда Любовь подошла, они поинтересовались ее желанием. Она покраснела и указала на желанный предмет. Пастыри без лишних слов подарили ей его. Любовь очень обрадовалась и сердечно поблагодарила их.
Пастыри одарили и других женщин. Не были забыты и мужчины. Их наградили за то, что они помогли Духу Мужества победить великана Отчаяние и разрушить замок Сомнение.
Христиана получила от пастырей золотую цепочку, такие же цепочки получили ее четыре снохи.
Пилигримы стали собираться в путь. Пастыри отпустили их с миром, считая, что они уже не нуждаются в предостережениях и советах, которыми они когда-то напутствовали Христианина. Ведь с ними был проводник Дух Мужества, имевший достаточно сил и мудрости, чтобы предостеречь и защитить их в случае какой-либо опасности. (Притом мы знаем, что предостережения, полученные Христианином и Уповающим, не достигли цели, так как они о них в нужный момент забыли.)
Они вышли из дома пастырей и дружно запели:
«Под оком Господа мы продолжаем путь. Он часто утешал нас встречами с добрыми душами, всегда внимал молитве пилигрима. Наш Бог и Царь при нас. В опасностях и в битвах укрепляет Он дух наш. Он с нами, Он за нас. Он дает нам видеть цель трудного пути: то жизнь вечная в блаженстве с Ним. Мы в мире – странники, но вера нас живит; ни бури, ни ветры, ни голод – ничто нас не страшит. Господь, Творец вселенной, у пристани нас ждет».
 
olya Дата: Пятница, 14.12.2012, 19:23 | Сообщение # 12
Удаленные





Глава одиннадцатая ДОБЛЕСТНЫЙ

Вскоре они дошли до места, где Христианин встретил Отпавшего, который был родом из города Отступничество.
– Этот Отпавший не желал внимать ничьим добрым советам, и ничто не могло удержать его. Когда он повернул назад и дошел до Креста и могилы, он встретил там человека, который попросил его внимательнее взглянуть на этот Крест. Но Отпавший объявил грозно, что уже принял окончательное решение вернуться на родину. До Тесных врат он еще раз встретил Евангелиста, попытавшегося остановить его силой рук своих и вновь наставить на путь истинный, но и тут он вырвался, перелез через стену и пошел по пути погибели, – рассказал проводник историю Отпавшего.
Они продолжали свой путь. На том самом месте, где был ограблен Маловерный, стоял человек с обнаженным мечом, все лицо которого было в крови. Проводник спросил его, кто он.
– Я сражающийся за истину, воин-пилигрим, идущий в Небесный Град. По дороге на меня напали три злодея и предложили сделать выбор: либо я становлюсь таким, как они, т. е. примыкаю к их шайке, либо я погибаю на месте. Я ответил, что всегда был верен своим убеждениям и потому не вижу теперь причины изменять им.  В своей родной стране я не нашел мира душевного, покинул ее по собственному желанию и не намерен возвращаться туда, где ждет меня верная погибель. Моя жизнь мне так дорога, что я не желаю дешево уступать ее никому. Но если они хотят сразиться со мной – пусть попробуют. Тогда эти трое – Необузданный, Виновность и Назойливый – ринулись на меня. Мы сражались целых три часа. Как видите, они нанесли мне немало ран, но, заслышав ваши шаги, немедленно ретировались, понимая, что у них нет шансов победить превосходящего их числом противника, – ответил храбрый пилигрим по имени Доблестный.
– Однако бой был и так неравный: один против троих, – заметил Дух Мужества.
– Да. Но что значит число противников для того, на чьей стороне истина? Псалмопевец Давид сказал: «Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь – крепость жизни моей: кого мне страшиться? Если ополчится на меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться». Я читал, что один человек боролся против целой армии. Вспомните, скольких Самсон убил ослиной челюстью!
– Почему же, однако, ты никого не позвал на помощь? – спросил проводник.
– Я воззвал к Царю моему; я знал, что Он услышит меня и пришлет мне невидимую помощь, и этого мне было достаточно.
– Твое поведение достойно похвалы. Покажи-ка мне меч твой, – попросил Дух Мужества.
Он взял меч, внимательно рассмотрел его и сказал:
– Этот меч сделан в Иерусалиме.
– Да, он оттуда. Такой меч да твердая рука, чтобы владеть им, плюс умение действовать им, и могу вас уверить, что человек может без страха идти на битву. Ему нечего беспокоиться, если он умеет владеть таким мечом. Лезвие его никогда не притупляется, даже рассекая помышления сердечные.
– Но ты, однако, долго боролся. Удивляюсь, что не чувствуешь утомления.
– Мой меч словно врос мне в руку, будто стал ее естественным продолжением, а когда кровь потекла по моим пальцам, я стал биться с еще большей отвагой.
– Ты поступил верно, сражаясь с грехом до последнего. Теперь присоединяйся к нам. Пойдем вместе, отныне ты нам товарищ.
Они омыли ему раны, накормили и продолжили путь вместе. Проводник, как правило, шел вместе со слабыми пилигримами, занимая их бодрящими и нравоучительными рассказами. Потом он разговорился с Доблестным, общество которого было ему особенно приятно (он уважал людей с таким характером). Начал он с того, что спросил нового своего товарища о его родине.
– Я родом из города Потемнение, там вырос, а родители мои все еще живут там.
– Так ты из Потемнения? Это не по соседству ли с городом Гибель?
– Да. Что меня заставило пуститься в путешествие? Однажды прибыл к нам некто по имени Устаистины и рассказал про приключения Христианина из города Гибель. Христианин вынужден был покинуть жену и детей, чтобы стать пилигримом. Он уверял даже, что Христианин однажды убил змея, мешавшего ему идти вперед, и что, несмотря на все препятствия, он и в самом деле дошел до того места, куда стремился. У Небесных врат его встретили победными торжественными звуками труб, и теперь он – желанный гость во всех Царских обителях. Его приход приветствовали благовестом, он награжден чудесными одеяниями и другими подарками… Словом, слушая его, я почувствовал, что и во мне загорелось желание идти туда же, и ни отец, ни мать, никакая земная власть не смогли удержать меня. И вот, как видите, я здесь.
– Ведь ты прошел через Тесные врата? – спросил Дух Мужества.
– Да, конечно. Устаистины предупредил меня, если не пройти через Тесные врата, все путешествие будет напрасно. Тогда проводник обратился к Христиане:
– Видишь, – сказал он, – какое значение имеет путешествие твоего мужа не только для его близких, но и незнакомых людей?
– Неужели это жена Христианина? – удивленно спросил Доблестный.
– Да, а это его четыре сына.
– И все – пилигримы?
– Как видишь, они последовали за отцом.
– От души рад! Представляю, как этот добрый человек возрадуется, когда увидит своих близких, которые вначале не захотели отправиться с ним, но со временем все же решили идти в Небесный Град.
– Без сомнения, для него будет большая радость свидеться с близкими своими в месте блаженства.
– Кстати, мы затронули вопрос, разрешить который не берусь и по которому желал бы услышать ваше мнение. Некоторые утверждают, что мы там друг друга не узнаем.
– Это не так, – ответил Дух Мужества. – Почему они могут не узнать своих друзей и близких, которые – часть нашего бытия? Хотя узы родства там будут иного рода, однако у нас нет причины думать, что мы не возрадуемся их присутствию, потому что не узнаем их.
Доблестный согласился с этим утверждением Духа Мужества.
– Вероятно, родители твои очень тебя отговаривали от путешествия? – продолжал Дух Мужества.
– Конечно, они делали все, чтобы уговорить меня остаться.
– Чем они мотивировали свои действия?
– Они говорили, что такое путешествие ничто иное, как тунеядство, и если б по природе своей я не был склонен к лени, эта мысль никогда не пришла бы мне в голову.
– А еще чем?
– А тем, что я добровольно подвергаю себя всяким опасностям. Они беспрестанно повторяли мне, что ничего нет опаснее в мире, чем быть пилигримом.
– О каком роде опасностей они говорили?
– Они говорили мне о топи Уныния, где так легко утонуть, о стрелках замка Веельзевула, пускающих огненные стрелы в тех, которые хотят войти в Тесные врата. Еще рассказали они о горе Затруднение, о львах и злых великанах. Потом описали мне долину Унижения, где Христианин чуть было не погиб в борьбе с Аполлионом. Пугали меня долиной Смертной Тени, где постоянная тьма, слезы, стон и где живут злые духи. Еще рассказали они о великане Отчаяние, от руки которого столько пилигримов погибло в его замке Сомнение. Поведали об Очарованной стране, где можно заснуть сном смерти, и, наконец, о реке без моста, которую надо переходить вброд и которая отделяет странника от Небесного Града.
– Это все?
– О нет! Они пугали, что на этом пути много мошенников и соблазнителей, совращающих пилигримов с пути истинного. Они говорили еще, что мне на пути может встретиться Мирской Мудрец, который старается всех обмануть, что можно встретить Формалиста и Лицемера. Извыгод, Краснобай и Димас обязательно поймают меня в свои сети, а Соблазнитель – в свои, и, наконец, я вместе с Невеждой, думая, что вхожу в Тесные врата, на самом деле войду в низкую дверь в склоне холма, которая ведет в преддверие ада. И многих других называли они мне: Упрямого, Сговорчивого, Недоверчивого, Робкого, Отпавшего и старика Атеиста, которые, по их словам, уже ушли было далеко, но снова вернулись на родину.
– И долго они тебя отговаривали?
– Да. Они рассказывали мне, будто бы Христианин после всех своих трудов погиб в реке Смерти, через которую нет моста, и так и не смог дойти до Небесного Града, куда он так сильно стремился.
– И все это тебя не испугало?
– О нет! Все это пустяки.
– Но почему?
– Я уверовал в слова, сказанные Устамиистины, и эта уверенность помогла мне стать выше этих рассказов.
– Так ты одержал победу одной верой?
– Да. Я уверовал, все покинул и отправился в путь. Я преодолел все встретившиеся мне на дороге препятствия и вот дошел до сего места.
 
olya Дата: Пятница, 14.12.2012, 19:25 | Сообщение # 13
Удаленные





Глава двенадцатая ОЧАРОВАННАЯ СТРАНА

Вот дошли они наконец и до Очарованной страны, где воздух кружит голову и клонит ко сну. Репейник, шиповник и колючие травы там столь густо покрыли землю, что присесть и отдохнуть было негде. Пилигримы осторожно обогнули рощу, проводник шел впереди, а Доблестный – боец за истину – сзади на случай, если враг решится напасть с тыла. Оба защитника шли с обнаженными мечами в руке, зная, в сколь опасном они месте. Дух Мужества приказал Трусливому идти возле него, а Доблестный шел рядом с Унынием.
Вдруг тяжелый, густой туман окружил их так плотно, что они не могли разглядеть друг друга и только узнавали один другого по голосу. Тут и самые отважные растерялись, но каково было положение женщин и детей? Проводник старался подбодрить их, пилигримы изо всех сил пытались не отставать от других, хотя густой кустарник и непролазная грязь делали путь еще тяжелее. Нигде не было ни гостиницы, ни постоялого двора, чтобы передохнуть или найти пищу для подкрепления сил. Тяжелые шаги, вздохи, жалобы на усталость раздавались среди глубокой тьмы и душного воздуха. То кто-то падал, увязнув в глине и восклицая: «Я упал, помогите!». Кто-то, отстав от всех, кричал: «Где вы? Подождите!». Третий блуждал среди густого тростника, взывая: «Я заблудился!». Но вот дошли они до уютной беседки со скамьями, заросшими мягким мхом. Как ни велико было искушение для бедных, измученных пилигримов, они бросили на все это лишь взгляд сожаления: все так искренно внимали мудрым советам своих проводников, что даже голову не повернули в сторону беседки. Напротив того, они стали друг друга подбадривать прибавить шаг и не отчаиваться. Беседка называлась Друг Лентяя и стояла тут, чтобы соблазнять утомленных пилигримов войти в нее отдохнуть.
… Вот вижу я, дошли они до места, где легко было ошибиться в выборе дороги. Хотя ясным днем проводник и мог безошибочно разглядеть истинный путь, но в густом тумане он пришел в некоторое замешательство и остановился. За ним остановились и остальные. Проводник достал из кармана карту, на которой ясно были нанесены все пути, ведущие в Небесный Град. Он зажег свечу (ибо никогда не путешествовал, не запасясь светом) и, внимательно изучив карту, тотчас понял, что отсюда следует повернуть вправо. Если б не карта, он завел бы всю группу в близлежащую топь, специально предназначенную врагом для пилигримов, чтобы они погибали в ней. И я подумал во сне: кто хочет отправиться в путешествие, непременно должен запастись картой и свечой.
Продвигаясь по безлюдной Очарованной стране, они подошли к другой беседке на краю большой дороги. В ней лежало два человека. Они оба уже далеко ушли от родных мест, но, чувствуя сильную усталость, решили отдохнуть в беседке и крепко заснули. Пилигримы остановились и покачали головами, зная, в сколь опасном положении находятся ленивцы. Посоветовавшись между собой, идти ли дальше и оставить их на произвол судьбы или подойти к ним и разбудить, они решились на последнее. Так они и поступили, но с большой осторожностью, чтобы самим не впасть в искушение заснуть в чудесной беседке.
Они подошли к спящим, громко называя их по именам (проводник знал, кто они). Никакого ответа! Тогда проводник стал их трясти, стараясь разбудить их. Напрасно! Один из них произнес во сне: «Я тебе заплачу, когда получу свои деньги». На это проводник грустно покачал головой. «Я буду бороться, доколе в силах держать меч», – сказал другой. При этих словах один из сыновей Христианы весело рассмеялся.
Христиана спросила проводника, что все это значит.
– Они разговаривают во сне. И сколько их не тряси, они только способны повторять бессвязно одно и то же. То, что они говорят во сне, не контролируется ни верой, ни волей, ни рассудком. Этой бессмыслицей они лишь утверждают непоследовательность своего поведения. Беспечность во время пути в Небесный Град – широко распространенный порок. Заметьте, что враг пилигримов рассчитывает на Очарованную страну как на последнюю ловушку. Эта страна лежит чуть ли не в конце нашего путешествия и потому опасна вдвойне. Враг рассуждает так: «Этим безумцам больше всего захочется отдохнуть, когда они устанут от длинного, утомительного пути». Вот почему, повторяю вам, Очарованная страна соседствует с прекрасной страной, называемой Сочетание и находящейся в конце нашего пути. И вот почему пилигримы должны здесь быть особенно осторожными, чтобы не уснуть, как эти двое, которых не добудишься, – ответил он.
Тогда пилигримы, охваченные сильным страхом, стали просить проводника освещать им путь.
Пилигримы так утомились, что с плачем стали взывать к Тому, Кто любит пилигримов и может облегчить трудности в пути. Вскоре поднялся ветер и разогнал туман, видимость стала лучше. Они еще не совсем вышли из Очарованной страны, но уже могли видеть один другого и следовать без опасения по указанному пути.
Вдруг до них донеслись какие-то странные звуки. Впереди они заметили человека, стоящего на коленях с молитвенно сложенными руками и взором, устремленным к небу. Они не могли расслышать, о чем он просил, но все же сочли нужным продвигаться тихо, чтобы не мешать ему. Когда он закончил молитву, он быстро зашагал по направлению к Небесному Граду.
Тогда проводник закричал ему вслед:
– Эй, друг, если ты направляешься к Небесному Граду, позволь нам идти с тобой вместе.
При этих словах человек остановился. Вдруг Честный, который в нем узнал своего старого знакомого, воскликнул:
– Я знаю этого человека. Он – мой земляк, зовут его Стойтвердо. Это, без сомнения, истинный пилигрим, на него вполне можно положиться.
В свою очередь Стойтвердо радостно обратился к нему:
– Неужели это ты, старик Честный?
– Как видишь!
– Я рад видеть тебя!
– И я также рад увидеть тебя на коленях в молитве, – признался Честный.
Стойтвердо смутился и спросил:
– А что ты при виде меня подумал?
– Что? Я сказал себе: «Вот человек, в котором нет лукавства». И я решил, что мы должны продолжить путь вместе.
– Что ты, я совсем не такой хороший!
– Твоя скромность убеждает меня в том, что я прав.
– Брат, – полюбопытствовал Доблестный, – не скажешь ли ты нам теперь причину, заставившую тебя преклонить колена? Благодарил ли за что или просил о чем-либо Всевышнего?
– Мы, как тебе известно, находимся в Очарованной стране. И я подумал: как много людей отправилось вместе со мной в путешествие! Но они свернули с истинного пути и безвозвратно погибли. Я вспомнил о горькой участи, постигшей многих моих ближних в этой опасной стране, умерших не насильственной смертью, а из-за своей лени. Кончина их не причиняет им страданий – они засыпают сном смерти с приятным чувством самообольщения, охотно отдавая себя во власть одолевающего врага.
– Заметил ли ты в беседке двух спящих людей? – спросил Честный.
– Увы! Пилигримы заснули в ней мертвым сном и, как мне кажется, не проснутся уже никогда. Когда я размышлял об этом, передо мной вдруг как из-под земли выросла разряженная колдунья и стала всячески обольщать меня. Признаться, в эту минуту я чувствовал себя утомленным, меня клонило ко сну. Притом я беден и всегда жил в бедности, что, вероятно, было известно колдунье, которая сулила мне много денег. Я было отвернулся от нее, пренебрегая ее предложениями, но она только улыбнулась, услышав мой отказ. Тут я рассердился, но и на это она не обратила внимания, а снова начала предлагать всякие жизненные блага, прибавляя при этом, что, если я буду согласен отдаться ей, она меня сделает счастливым и богатым. Тогда я спросил, как ее зовут. Она мне ответила: «Пустое Честолюбие». Это имя меня еще более от нее оттолкнуло. Но чувствуя, что слабею, я встал на колени, поднял руки к небу и со слезами молил ниспослать мне силу и помощь. В это время стали приближаться вы, и эта личность скрылась, а я возблагодарил небо за освобождение. Я уверен, что она хотела во что бы то ни стало преградить мне путь.
– Без сомнения, она имела дурные намерения относительно тебя. Припоминаю, что я либо читал о ней что-то, либо уже встречал ее, – заметил Честный.
– Быть может, и то и другое, – ответил Стойтвердо.
– Пустое Честолюбие! Дама эта высокого роста, величественной наружности и смугла лицом?
– Совершенно верно.
– А ее речи всегда сладки и улыбка озаряет лицо после каждого слова? – продолжал допытываться Честный.
– И это правда.
– Не висит ли у нее на поясе большой кошелек, до которого она дотрагивается, соблазняя пилигрима звоном монет?
– Да, да! Мне кажется, что я и теперь вижу ее самодовольную улыбку.
– Это колдунья, – сказал Дух Мужества, – и вся страна держится на ее колдовстве. Тот, кто поддается на ее льстивые посулы и обещания, становится врагом Бога. Многих удержала она от продолжения странствия, обещая отступникам богатство и славу. К тому же она страшная сплетница. Она одна, иногда и с дочерью, сулит путешественникам мирские блага, она бесстыдна и дерзка и никого не оставляет в покое. Она насмехается над нищетой пилигримов и превозносит богатых. Наживших состояние она превозносит до небес, любит праздники и всегда бывает там, где стол ломится от яств. Иногда она себя выдает за богиню, и ее боготворят. Она уверяет всех, что никто, кроме нее, не может дарить столько благ земных. Она обещает своим приверженцам не покидать ни их, ни их потомков, если они станут верно служить ей. Порой она сорит золотом, словно пылью. Она любит, чтобы о ней заботились, с похвалой отзывались о ней, словом, любит овладевать сердцами людей. Она неустанно восхваляет свои блага и предпочитает тех, которые умеют ценить ее. Она обещает короны и царства, а между тем многих привела на виселицу, тысячи других – в ад.
– Какое счастье тому, кто в силах ей противостоять! Страшно подумать, куда бы она могла меня завести! – воскликнул Стойтвердо.
– Никто этого не знает, кроме Бога. Но, конечно, она бы тебя втянула во многие безрассудные и грязные дела, которые погубили бы тебя. Это она натравила Авессалом на отца и Иеровоама на Соломона. Она внушила Иуде мысль предать Христа и заставила Димаса покинуть истинный путь, чтобы поступить к ней на службу. Трудно себе представить, сколь страшный вред она способна причинить. Она сеет раздор между начальствующими и подчиненными, родителями и детьми, мужем и женой, между соседями и, наконец, между духом и плотью. Итак, добрый товарищ, достойно неси свое имя Стойтвердо, «дабы ты мог противостать в день злый и, все преодолев, устоять», – закончил Дух Мужества.
Пилигримов это объяснение обрадовало и одновременно испугало. Но, воздав благодарение Богу за Его помощь, они запели хором:
«О, сколь опасен путь пилигрима, сколько у него врагов, и как много путей ведет ко греху! Сколько из них были им обольщены и нашли горький конец, раскаявшись слишком поздно».
 
olya Дата: Пятница, 14.12.2012, 19:26 | Сообщение # 14
Удаленные





Глава тринадцатая ОТЧИЗНА

Пилигримы дошли, не останавливаясь, до страны Сочетание или, как называют ее некоторые, Благоволение Мое; страны, где днем и ночью царствует свет. Они остановились, чтобы собраться с силами после стольких трудностей во время длинного пути. Здесь обильно плодоносили виноградники и фруктовые деревья, принадлежащие Царю Небесного Града, и пилигримы имели право вкушать все плоды. Недолго отдыхали странники. Звон колоколов и чудесные звуки труб снимали всякую сонливость. Плывущая в воздухе прекрасная музыка вселяла чудную надежду скорого прибытия на место покоя. Из Небесного Града долетали песнопения его обитателей, они слышали возгласы: «Вот еще пилигримы к нам прибывают!», «Немало их перешло сегодня реку!».
Все радовало глаз наших пилигримов. Воздух был чист, природа изумительна, в воздухе разливался дурманящий аромат, даже речная вода, в первую минуту слегка горчившая на губах, на самом деле освежала их.
В этой стране хранился список всех пилигримов, начиная с древних времен, с описанием их подвигов. Путешественники выяснили, что для одних пилигримов течение реки было благоприятным, для других, напротив, неблагоприятным, их выбрасывало назад на берег. Иные переходили реку почти посуху, другие же в такое полноводье, что река выходила из берегов.
В этой стране дети гуляли в Царских садах, срывали душистые цветы и вили из них венки, которые приветственно подносили пилигримам. Там росли нард, шафран и корица со всякими благовонными деревьями, мирра и алой со всякими лучшими ароматами. Пилигримы окуривали ими свои жилища и натирали тело свое, дабы приготовиться к переходу через реку, когда настанет тому время.
Они проводили дни свои в блаженном спокойствии, ожидая нужного часа.
И вот однажды прибыл посланец Небесного Града и привез с собой важное известие для Христианы. Он вручил ей письмо следующего содержания: «Приветствую тебя, богоспасаемая жена! Объявляю, что Царь зовет тебя к Себе и ожидает твоего явления пред Лицом Своим в одежде бессмертия по истечении десяти дней».
Прочитав письмо, он вручил ей заостренную стрелу любви – свидетельство того, что он в самом деле посланник Царя. Эта стрела указывала час отправления в Небесную Отчизну. Когда Христиана узнала, что настало ее время явиться на зов, она позвала к себе Духа Мужества и рассказала ему об этом. Он ответил, что искренне рад за нее и желал бы, чтобы посланник пришел и за ним. Она попросила у него совета, что и как приготовить к отходу. Она созвала детей своих, благословила их и сказала, что с радостью видит дарованный знак на их челе и чистоту их одеяний. Христиана попросила раздать неимущим то малое, что останется после нее, и быть всем готовым явиться на зов Царя, когда угодно Ему будет призвать их через посланца.
Когда она простилась с добрым проводником – Духом Мужества – и членами своей семьи, она позвала к себе Доблестного:
– Вы всегда действовали верно и искренне; будьте же верны моему и вашему Царю до смерти. Прошу вас также позаботиться о моих детях, и если им случится пасть духом или ослабеть в вере, поддержите их добрым словом. Мои дочери – жены сыновей моих – всегда были верны Господу и в конце жизни земной получат исполнение обетовании свыше.
Стойтвердо она дала кольцо, символ вечности.
Потом призвала к себе старика Честного.
– Вы воистину израильтянин, в котором нет лукавства.
– Желаю тебе ясной погоды и счастливого пути на гору Сион, и я возрадуюсь, если ты посуху перейдешь реку. По воде ли, посуху ли, но я жажду отправиться в путь; какова б ни была погода во время моего пути, у меня достаточно будет времени там, куда я иду, отдохнуть и обсохнуть, – ответил он.
Подошел к ней добряк Хромоногий. Она сказала ему:
– Твой удел был тяжел, зато покой твой будет вдвойне слаще. Но бодрствуй и будь готов, ибо в час, в который не ожидаешь, придет за тобой посланный.
После него подошли старик Уныние с дочерью Пугливой.
– Вы всегда должны с благодарностью вспоминать о вашем избавлении из замка Сомнения. Результат сей милости небесной к вам – ваше пребывание здесь в полной безопасности. Бодрствуйте и забудьте страх; будьте трезвы в жизни и надейтесь до конца! – пожелала Христиана им.
Потом она обратилась к Трусливому.
– Ты был спасен из лап великана Бейдобро для того, чтобы тебя озарил свет бессмертных и ты мог с радостью узреть Царя. Но я советую тебе покончить со страхом и сомнениями в Его благости прежде, чем Он пришлет за тобой, дабы потом тебе не пришлось краснеть перед Ним.
Наступил день перехода Христианы на тот берег реки, и много пилигримов собралось проводить ее. Вдруг на противоположном берегу появилось несколько колесниц с резвыми конями, которые спустились с неба, чтобы принять ее и отвезти в Небесный Град. Она подошла к реке и без страха вошла в воду, махнув на прощание всем рукой. Ее последними словами были: «Се я, Господи, иду быть с Тобой и вечно благословлять Тебя».
Ее дети и друзья, увидев, как она унеслась в колеснице на небо, разошлись.
Она же, на том берегу постучав во врата, вступила в Небесный Град, где была принята с той же радостью, как и ее муж.
Дети всплакнули было, простившись с нею, но Дух Мужества и Доблестный утешили их игрой на арфе и кимвале.
… В скором времени вновь появился гонец и объявил, что ему нужен Хромоногий. Хромоногому он передал следующее: «Я пришел к тебе от имени Того, Которого ты любил и Которому следовал. Он ожидает тебя к Себе вечерять в Его Царстве на другой день после Пасхи. Будь готов явиться на зов».
Хромоногий собрал своих товарищей и рассказал им, что за ним приходил гонец и чтобы они также были готовы встретить Царя царей. Он попросил Доблестного написать завещание. Кроме костылей, у него ничего больше не было, поэтому текст завещания звучал так: «Эти костыли мои передаю тому, кто пойдет по моим стопам. Желаю последователю показать себя достойнее меня». Обратись к проводнику, он поблагодарил его за все доброе, что тот для него сделал, и приготовился идти. Подойдя к реке, он сказал:
– Теперь не нуждаюсь больше в этих костылях, ибо я вижу на том берегу ожидающую меня колесницу.
Последними его словами, долетевшими до ушей его товарищей, были: «Привет тебе, о жизнь вечная!»
Наконец подошла очередь Трусливого. Посланец затрубил около его двери и объявил: «Я прислан сказать тебе, что Господь нуждается в тебе и что в скором времени ты узришь Лик Его во всей Его славе».
Трусливый стал прощаться с друзьями.
– Так как у меня ничего нет, – сказал он, – мне незачем писать завещание. Трусость свою не возьму с собою, но чтобы она случайно не передалась какому-либо другому пилигриму, прошу после моего ухода ее уничтожить.
В реку он вошел со словами: «Поддержите меня, о вера и терпение!» Его тоже ждала на том берегу колесница…
Через несколько дней гонец затрубил у двери старика Уныние. «Трепещущий пилигрим! Я пришел объявить тебе, чтобы ты был готов в следующий день Господень явиться к Царю, где ты с радостью избавишься от всех сомнений».
Дочь Уныния, Пугливая, узнав про эту весть, решила идти с отцом. Тогда старик обратился к своим друзьям со словами:
– Я и дочь моя доставили немало хлопот вашему обществу. Наше последнее желание, чтобы наше уныние и рабский страх никому не достались в удел во веки веков. Мы никогда не могли избавиться от этих незваных гостей, но вы всеми силами старайтесь не впустить их к себе. Ведь и впредь они будут скитаться в поисках возможности войти в души пилигримов, но ради памяти о нас притворите покрепче двери душ ваших.
Когда настал радостный день, отец и дочь поднялись на берег реки. Последними словами старика были: «Приветствую тебя, свет вечный!». Дочь его вошла в реку с песней, но никто не мог понять слов ее.
Спустя некоторое время посланец Царя вызвал старика Честного. Он пришел к нему со словами: «Тебе приказано быть готовым в седьмую ночь от нынешней, дабы предстать пред твоим Господом в доме Отца Его».
Честный собрал друзей.
– Я умираю, но не оставляю завещания. Честность свою возьму с собой. Да будет это известно тому, кто последует за мной.
Когда настала назначенная ночь, он отправился к реке. В это время было такое полноводие, что вода заливала берега. Но бывший пилигрим по имени Чистая Совесть пообещал еще при жизни прийти к нему на помощь. Чистая Совесть исполнил свое обещание, протянул ему руку помощи, и Честный смог спокойно перейти реку. Покинул он мир со следующими словами: «Да здравствует благодать!».
В следующий раз гонец пришел за Доблестным. Доблестный тоже собрал друзей.
– Я иду к Отцу моему, и хотя я с великим трудом дошел сюда, я нисколько не сожалею, что вынес столько горя ради того, чтобы попасть в страну обетованную. Меч мой отдайте тому, кто достоин носить его. Шрамы и знаки боевые беру с собой в знак того, что я сражался за Него.
В последний день многие проводили его до берега реки, в которую он вошел со словами: «Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа?». Так перешел он реку, и громкий трубный звук раздался на том берегу, когда он вышел из воды, чтобы сесть в небесную колесницу.
Спустя некоторое время явился гонец за пилигримом Стойтвердо. В его руке был свиток со следующим текстом: «Ты должен готовиться к изменению в твоей жизни, ибо твой Господь не желает, чтобы ты долее оставался так далеко от Него? Стойтвердо призвал к себе проводника – Духа Мужества – и сказал ему:
– Я слишком поздно познакомился с вами, но с тех пор, как я вас узнал, вы сделали мне много доброго. Дома я оставил жену и пятерых малых детей. Умоляю вас, когда вернетесь, найдите способ сообщить моей семье обо всем случившемся и о том, что меня ожидает по ту сторону реки. Передайте им, что я счастливо дошел до Небесного Града и ныне пребываю в блаженстве. Расскажите им также о Христианине и Христиане, жене его, и как она с детьми последовала за мужем. Расскажите о последних чудесных минутах ее жизни и о том, где она ныне. Я не оставляю никакого наследства моей семье, кроме молитв и слез о них. Но если вы им все подробно расскажете, они задумаются.
Выразив свое последнее желание, Стойтвердо поспешил к реке. В этот день вода была совершенно спокойна. Дойдя до середины реки, Стойтвердо остановился и обратился в последний раз к стоявшим на берегу друзьям своим.
– Эта река, – воскликнул он, – на многих наводила ужас, не скрою, и на меня тоже. Теперь, как мне кажется, я спокоен. Конечно, воды этой реки горьки на вкус и холодны для плоти, зато мысль о том, куда я иду и что меня ожидает, согревает сердце мое, словно горячий уголь. Теперь, окончив путь свой, я вижу ясно, что кончены также и трудовые дни мои. Я иду узреть Главу, венчанную тернием, и Лик, который заушали ради меня. Прежде я жил только верой. Ныне иду туда, где буду с Ним, буду видеть Его воочию – и в этом моя радость. Я любил слушать разговоры о Господе моем, и там, где я находил следы ног Его на земле, я жаждал идти за Ним. Имя Его было для меня свято, голос Его был мне отраден. Я ждал Его больше, чем некоторые ждут солнца в пасмурный день. Его слова питали меня, ободряли в минуты слабости. Он подкреплял меня и берег от зла. Он утвердил стезю мою на Своем пути.
Говоря это, он весь преобразился. В заключение он воскликнул: «Прими меня, Господи!». Больше друзья его не видели…
Чудным было зрелище, когда появились на небе крылатые кони, запряженные в колесницы. Звуки труб и флейт, певцы и музыканты… Все Небесное Воинство вышло встречать пилигримов, которые один за другим входили в светлые врата Небесного Града.
… Я не стал ждать, когда сыновья Христианы со своими женами и детьми перейдут реку. Совсем недавно я узнал, что они еще живы и служат благословением для поместной церкви.
Если мне придется еще раз посетить эти места, я вновь расскажу желающим обо всем увиденном.
А пока я прощаюсь со своими читателями и желаю всем Божиих благословений.
Друзья, позвольте мне обратиться к вам с вопросом: что вы думаете о жизни и смерти пилигрима? Жизнь его начинается познанием Христа, а кончается смертью в Нем и вечной радостью от Его присутствия. В течение всей своей жизни пилигрим стремится жить по воле и учению Христа, уповает на Его обетования, благословляет Его за искупление.
Какой путь избрали вы, друзья? Христос есть ли жизнь ваша, слава души вашей? Если да, вы можете рассчитывать на спасение. Вы почувствуете ненависть ко греху. И если вы верите, что освобождены от осуждения за грех кровью нашего Спасителя, вы поймете, что более не принадлежите миру, потому что искуплены дорогой ценой. И никто не может похвастать, что содействовал спасению добрыми делами: мы спасены благодатью Божией! Только уверовав сердцем в сию благодать, мы перестаем вести жизнь бесплодную и порочную и начинаем жить в Нем и Им. Так ли уверовали вы? Если да, то блаженны вы, ибо вы родились свыше, и Господь будет с вами. Аминь.
 
Форум » Разное » Разное » Книга Джона Буньяна "Христиана и ее дети" (Вторая книга Джона Буньяна)
Страница 2 из 2«12
Поиск:


Все материалы сайта принадлежат их авторам и их распространение в коммерческих целях не допускается. Используя материалы сайта в сети, ссылайтесь на источник. Мы оставляем за собой право не соглашаться во всех деталях с авторами публикуемых на сайте материалов
www.sb-nz.com © 2009-2017