КНИГИ / СТАТЬИ
Разоблачения
Книги/ разное
Свидетельства христиан
Духовные наставления
 
АУДИО / ВИДЕО
Видео свидетельства
Видео стихи/ песни
Документальное видео  Аудио свидетельства
Аудио книги
Аудио стихи/ песни

ПРОРОЧЕСТВА
Пророчества видео
Пророчества тексты
Разъяснение пророчеств

СВОБОДНЫЙ СОФТ
Христианский софт
Программы
ОС LINUX
Обзор программ

РАЗНОЕ 
Молитва покаяния
Новый Завет в аудио Гитарные аккорды
Обои рабочего стола 
Сюда не заходить!
Пожертвования
О нас

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ




НОВОЕ НА ФОРУМЕ:
  • Можно ли христианам есть свинину? (1)
  • Откровение об истукане из сна Навуходоносора (1)
  • Свободны ли современные женщины? (1)
  • 18+ Все что на торгу.. 18+ (1)
  • Спасение по вере? (3)
  • Троица (1)
  • Богоматерь или мать Иисуса Христа? (0)
  • "Правило пяти" (0)
  • О спесивых женщинах (2)
  • София Премудрость - Бог или сатана? (0)
  • Язычество в ортодоксии (0)
  • СУПЕРСТАР или "звезды" эстрады (0)
  • Как появились расы и континенты? (0)
  • Отчего опьянел Ной? Оправдание праведного Ноя (0)
  • Добрый Дедушка Мороз или откуда взялись новогодние персонажи (0)
  • перейти на форум


    Главная » Статьи » Свидетельства Христиан » Свидетельства

    Cвидетельство Лады бывшей наркоманки
    06.11.2011

    Когда мама носила меня во чреве, то очень этому радовалась. Рос сыночек, рядом был хороший муж и ожидание еще одного ребенка приносило большие надежды.

    Но была бабушка, которая не хотела моего рождения. При каждой встрече она говорила: "Не рожай этого ребёнка. Это твоё горе. Это твоя беда. Ты прольёшь много слёз. Он нам не нужен. Не рожай этого ребёнка". Но мама меня ждала и даже приготовила чудесное имя - Лада.
    Я родилась. Моё счастливое детство, казалось, никогда не закончится - вкусная дефицитная еда, красивая и дорогая одежда, самые лучшие игрушки, каждое лето море, любовь и внимание родителей.

    Отец ушёл … забрал с собой старшего брата, мы остались с мамой вдвоём. С уходом отца мало, что изменилось в моей жизни. Вот только мама стала реже бывать дома. Она много работала, моталась по гастролям, зарабатывала деньги, чтобы я по-прежнему оставалась лучше всех. Мама работала организатором и ведущей концертов в Киевской Государственной филармонии. Старшего брата Владика, через несколько лет мама забрала назад. Мы жили хорошо, имели все, что хотели. Но маму видели мало. Культурная, интеллигентная, веселая, красивая, молодая, "душа компании" - такой я с детства помню маму. Никогда не пила, не курила, не ругалась, учила музыке, литературе, культуре поведения, правилам этикета. Мы чудесно поводили время вместе. Но всё же, большую часть времени мы оставались сами, под присмотром чужих людей.

    Отец часто забирал Владика, и после этого брат сильно менялся. Он стал чувствовать и называть себя моим отцом. Воспитывал меня, как понимал и как мог. Наказывал меня, бил и даже издевался. Когда я жаловалась маме, она почему-то мне не верила, обвиняла меня во лжи. Я перестала жаловаться, стала замыкаться в себе. В шесть лет я ушла на улицу, стала проводить там большую часть своего времени. Домой шла без радости. Но в нашей семье этого никто не замечал. Я стала чувствовать себя лишней.

    Через год меня отдали в интернат. Владик жил с отцом, мама работала, я училась в элитном интернате, изучая китайский язык с первого класса. Еще больше я утверждалась в мысли, что не нужна семье. В моём сердце поселились горечь, боль и одиночество. На каникулы и выходные мама меня привозила домой, но легче от этого мне не становилось. Подарки, вкусная еда меня не радовали. Я всегда помнила о том, что придет утро понедельника, и мне нужно будет возвращаться в интернат.

    Свою воспитательницу я запомнила на всю жизнь. Она избивала нас, подвергала всяким унижениям, девчонок стригла налысо, раздевала наголо и водила по другим классам. Галина Сергеевна, так её звали, могла лишить нас пищи на несколько дней, избивала до синяков. Жаловаться мы не могли. Боялись. Да и не кому было, мы знали, что нам не поверят. Дети в классе даже между собой об этом не говорили. Всё это усиливало мою боль. Мама Галине Сергеевне привозила дорогие подарки, поэтому она всегда перед мамой хвалила меня, называя "гордостью класса и школы". Училась я хорошо, активно участвовала во всех мероприятиях, ездила на все олимпиады. Старалась хоть как-то заглушить свою боль.

    Спустя пять лет, подвергшись очередному унижению, я рассказала всё маме. Неожиданно вернувшись из командировки, мама застала меня в слезах. И накипевшее за пять лет, полилось из меня. Из интерната меня забрали и перевели в общеобразовательную физико-математическую школу.

    К этому времени я уже курила, пробовала алкоголь и ненавидела весь мир. Всё больше отдалялась от матери, обвиняла её во всём и, вспоминая обиды брата, я формировалась как отрицательный лидер. Через несколько лет я собрала вокруг себя людей, которые мне подчинялись, делая всё, что мне приходило в голову. Конечно же, мы совершали и преступления.

    Мама вышла замуж. Этот человек стал её мужем, но не моим отцом. Мы ещё больше отдалились друг от друга. Я мечтами возвращалась в своё счастливое детство. Я плакала и вспоминала свою любимую мамочку, но это было так далеко. Теперь у каждой из нас была своя жизнь, свои мужчины, свои дела. Мы были чужие.

    В шестнадцать лет я совершила разбойное нападение в центре города Киева, среди белого дня. Была арестована и осуждена на 6 лет лишения свободы.

    С первых минут пребывания в тюрьме, я понимала: "Мне надо выжить". И я стала действовать. Золотое правило наших тюрем: "Или ты, или тебя". Благодаря хитрости и способности красиво рассказать (силу, приходилось применять редко) я быстро завоевала авторитет. К тому же тяжелая статья, которая не попадала ни под какие льготы и немалый срок, тоже придавали мне значение. Жизнь меня сделала выносливой и проницательной. Я могла терпеть боль и была способна долго выжидать момента, для нанесения удара. Жестокая, хитрая и самовольная девчонка, такая я была.

    Когда меня перевели в колонию, я имела несколько взысканий и репутацию нарушителя. Единственный, кто для меня что-то значил - это я сама. Только моё слово и моё мнение имели силу. Я нарушала все правила, за что была жестоко наказываема администрацией. Я решила, что никогда не смирюсь и не стану хорошей. Система пыталась меня всячески сломать, не зная того, что внутри я уже давно сломлена. Сидя в штрафных изоляторах, я мечтала о мамочке, о любви, о нежности. Я была ребёнком, которому нравились игрушки и конфеты. Но: "Мне надо выжить".

    Однажды я получила письмо. В нём не было много слов, но последняя строка перевернула мою внутренность. Мне написал брат. Человек, которого я ненавидела и которому всегда думала отомстить за своё детство. Последняя строка его письма: "целую, твой брат Владик". Я не могла поверить этому. Но в сердце загорелась искорка: "Меня любят". Подобное я пережила через 24 года. Это был яркий момент в моей жизни. После этого, находясь, всё в том же штрафном изоляторе, я подумала: "Почему так получилось в моей жизни? Меня не учили врать, но я только то и делаю, что вру. Меня не учили воровать, но я с легкостью справляюсь с этим делом. В чём же смысл жизни? И вообще есть ли он? Может это только слова?" Думая об этом, хотела что-то поменять в своей жизни. Но … это было не долго. Вернувшись в отряд, я оставалась такой же, как была. Администрация меня ненавидела, а девчонки боялись.

    Через несколько лет я попробовала наркотик. Мне сразу это не понравилось, но в нём нашла утешение. Меня это устраивало.

    Через пять лет меня освободили по амнистии. За мной приехала мама и её муж. Владик ждал дома. Он уже отслужил армию и очень сильно изменился. Всю ночь мы не спали, разговаривая с ним рассуждая о жизни. Я радовалась тому, что у меня есть брат. Любовь к нему горела в моём сердце, И я думала, что это никогда не закончится. Мой отчим, Виталий Васильевич и мама работали в филармонии, они были уважаемыми людьми. Мама начальник концертного отдела, а отчим заслуженный певец Украины. Никто не знал, что я отбывала срок наказания, для всех я училась в другом городе.

    Меня взяли работать в филармонию, я поступила в институт. Быстрый карьерный рост и положение родителей дали возможность получить должность главного администратора Киевской Национальной филармонии. Из-за работы, учёбу в институте пропускала, но училась хорошо. В моём подчинении был большой штат. Я курировала самые крупные гостиницы столицы. Занималась гастролерами, прибывающими в Киев. В моём распоряжении были транспорт, деньги, валюта. Я была молодой, красивой, успешной. Появились новые знакомства и новые компании.
    Но и старого я не забывала … У меня была ещё одна жизнь - наркотики, притоны и криминал. Я была наркоманка.

    Очень искусно мне удавалось это скрывать. Никто на работе, в институте и даже дома не догадывался о том, что я хоть какое-то отношение имею к наркотикам. Мне нравилась такая жизнь. Меня это увлекало и затягивало всё глубже. Моя жизнь превратилась в игру, я играла с людьми, с обстоятельствами и с собственной жизнью. Придумывала себе новые имена, придумывала про себя разные истории, легко меняла «друзей». У меня всё было, меня никто не подозревал - я наслаждалась жизнью.

    Иногда бывало в моей жизни и такое - я становилась у зеркала и говорила: "Кто ты? Какая ты? Ты умеешь любить, или всё же только ненавидеть?" Я понимала, что никто меня не знает. И самое страшное то, что и сама я себя не знала. Я была непредсказуема.
    За годы в колонии я научилась многому. Я умела выживать. Прикрывать свою ненависть - красивыми словами, хитрость - дорогими подарками, уничтожение - перспективными предложениями. Я совсем не думала о том, что будет с человеком, после моего с ним общения. Мне нужно было получить всё.

    Шли годы. Настал момент в моей жизни, когда я стала не справляться со всеми своими делами. Доза возросла, требовалось больше денег и времени. Мне нужно было от чего-то отказаться. И я решила … пожертвую институтом. Не доучившись 7 месяцев, я ушла из института, совсем об этом не жалея.

    Прошло немного времени, и меня с моим другом, арестовала милиция. Квартиру, которую мы снимали, обыскали и изъяли большое количество наркотика. Родители моего друга, известные и богатые люди, чрез неделю нас выпустили. И за это время кое-что случилось … Имея большую дозу и оставшись без ничего, у меня началась сильная ломка. Я теряла сознание. У меня отказывали ноги, я кричала и закатывала истерики, моё давление сильно понижалось, часто приезжала скорая помощь.

    В это время приехали с телевидения люди, искавшие сенсации. Мы для них были находка. Дети богатых и знаменитых людей, оказались наркоманами. Нас сняли на плёнку и прокатали по нескольким каналам. Меня увидели и многие узнали. Из филармонии, я уволилась по собственному желанию.

    Мама это известие перенесла тяжело. Во всём обвиняла себя, она хотела мне помочь. Брат, отчим и остальные родственники прекратили всякое со мной общение. Я наконец-то поняла, что я в беде.

    Мы с мамой стали бороться за мою жизнь. Как это сделать мы не знали, поэтому делали, как понимали. Элитные клиники и предлагаемые ими дорогостоящие лекарства. Ведущие экстрасенсы города, не менее знаменитые знахари. Психиатрические диспансеры и домашнее лечение. Всё это освобождало маму от денег, но не меня от наркотиков. Я оставалась наркоманкой. После очередного курса я всегда точно знала куда пойду и сколько наркотика я куплю. Ничего в моей жизни не менялось. Кроме того, что сердце наполнялось болью. Я не видела выхода, мне никто не мог помочь. Я хотела свободы, но приходило только лишь разочарование.

    Появилась еще одна проблема - алкоголь. Мне нужно было и пить и колоться одновременно.
    Отношения со всеми были окончательно разрушены. Только мама была рядом. Я стала часто болеть. Бывало, несколько дней не могла подняться с постели. На руках и ногах начали образовываться трофические язвы. Два мертворожденных ребёнка привели к тому, что боли в низу живота не прекращались и беременностей уже быть не могло. Сердце разрывалось, внутренности болели - я не хотела жить.

    И я решила: "Не будет меня, не будет проблемы. Если я уйду из этой жизни, мои мучения закончатся". Началась серьёзная подготовка. Я продумывала всё до мелочей, так, чтоб не было промашки. Но каждый раз происходило что-то невероятное. Верёвки, на которых я пыталась повеситься - обрывались. "Золотые уколы" - не действовали, через сутки я просыпалась. Скорая помощь успевала при медикаментозных отравлениях. Неожиданное возвращение мамы при введении воздуха в вену, я успела вогнать 55 кубов, но откачали.

    Каждый раз приходя в себя в реанимации, я вырывала капельницы и ругала врачей за моё спасение. Я не могла жить и не могла умереть. Это приводило меня к нервным срывам и увеличению дозы. Пришла депрессия. Я не знала, что мне делать. Засыпая вечером, я говорила: "Господи, сделай так, чтобы я не проснулась". А когда приходило утро, я говорила: "Боже, зачем оно пришло? Опять день". Я превращалась в зомби. У меня не было никаких эмоций, никаких чувств. Я не плакала, не смеялась, почти не разговаривала. Ничто меня не радовало и почти ничто не огорчало. Я напивалась и накалывалась до коматозного состояния, чтобы никого не видеть.

    Однажды к нам в дом пришла женщина. Она служитель православной церкви, очень хорошая и богобоязненная сестра. "У вас проблемы, потому что вы живёте без Бога" - это всё, что она сказала. У меня появилась надежда. Церковь - это действительно то место, куда мы ещё не обращались. Я подумала: "Может что-то изменится?"

    Мы пошли в православную церковь с мамой (она неизменно была рядом) и крестились. Батюшка приехал к нам в дом, освятил его и прочитал какие-то молитвы. Когда это всё закончилось, я открыла холодильник, достала дозу и … укололась. Опять ничего не получилось. Сидя в кресле, со шприцом в руках, я была полностью раздавлена. Я оставалась наркоманкой. Бог мне не помог, и я подумала: "Бога нет, а если и есть, то не для меня. А если и есть, то где-то далеко". Оборвалась последняя надежда, я была в тупике.

    Мама смотрела на меня и страдала не меньше моего. Я сильно болела, а она пыталась мне помочь. И вот она приняла решение - помогать мне употреблять наркотики. Думая, что тем самым продлевает мне жизнь. Мама покупала мне дозы, меняла вещи и ходила по притонам.

    Я понимала, так продолжаться не может, но изменить по-прежнему ничего не могла. Мысль о самоубийстве меня не покидала. Я вынашивала очередной план. Очень скоро в наш дом пришла ещё одна верующая. Люда, так её звали, была нам какой-то родственницей и приехала она из г. Братска. Каждый день она приходила к нам и проповедовала Евангелие. Она сильно отличалась от всех людей. Что-то необычное в ней было. Скромная одежда, простая причёска, тихий голос и очень счастливые глаза. Именно за эти глаза, я её ненавидела. Я не понимала, за что я так мучаюсь, а в то же время кто-то радуется жизни. Всех счастливых людей я готова была убить.
    Люда говорила об Иисусе Христе и о Его великой любви, о Его жизни и смерти. Конечно, я её не слушала, я не хотела её видеть в нашем доме. Но мама слушала очень внимательно. Вскоре она начала молиться, прося Бога о моём спасении. Я смеялась над ней, обзывая Люду и всех верующих. Люда жалела меня и понимала. В церкви, в домашних собраниях и всем своим друзьям она рассказала обо мне, и люди стали молиться.

    Ну, а мне, становилось всё хуже и хуже. Болезни усиливались, и милиция стала преследовать.
    После двух микроинсультов я попадаю в больницу с газовой гангреной правой ноги. Меня готовят на ампутацию. Операцию назначили на понедельник на 10 часов утра. В субботу вечером пришла Люда и сказала: "Лада, попробуй, помолись". Я прогнала её, сказав: "Не хочу, ни тебя, ни твоего Бога". Когда она ушла, я молилась. Не помню, сейчас, что я говорила Богу, о чём просила Его, но помню точно, я к Нему обращалась.

    Утром в понедельник пришёл врач и сказал, что мой организм очень ослаблен. И чтобы делать такую сложную операцию нужно особое лекарство, которого у них нет. Врач сказал, что они заказали это лекарство мне и ждут, пока оно придет. Когда пришла Люда и узнала обо всём, то начала плакать и благодарить Бога. Я не понимала, причём тут Бог.

    Спустя несколько лет, когда я жила с Господом, я узнала, что произошло. После посещения меня в больнице и разговора со мной Люда и три её сына, младшему на то время было 7 лет, постились за меня целые сутки, умоляя Бога о милости ко мне. Я узнала об этом в тот момент, когда я свою жизнь посвятила Богу. Узнав об этом, я сильно плакала и благодарила Его. Тогда я этого не знала, да и если бы знала, это мало, что для меня значило.

    Лекарство не пришло через день, не пришло через неделю, а через две недели меня выписали, потому что я пошла на поправку.

    Приехала домой с ещё большей ненасытностью стала пить и колоться, думая о самоубийстве. Подобрав момент, я вышла из дому с целью бросится под поезд. Я знала, скорая помощь не успеет, мамы рядом нет, меня ничто не остановит. Пройдя, метров 150, я так сильно подвернула ногу, что не могла идти дальше. Прыгая на одной ноге, я вынуждена была вернуться домой. Тогда я не понимала, что Бог занимался моим спасением.

    Через несколько месяцев у меня лопается паховая вена и полностью разрывается. В коме, меня привозят в больницу. Врач сказал маме: "Жизнь постараемся спасти, но левую ногу до бедра ампутируем". В операционной всё было готово, и лекарства и инструменты. Мама молилась… и произошло чудо - во время операции, врач меняет решение и начинает спасать не только жизнь, но и ногу. Врач позже сам говорил об этом, сам не понимая, почему сделал бесплатно дорогостоящую операцию, он поставил 17 см искусственной вены и почистил все сосуды. Из больницы я уехала на инвалидной коляске. И по прогнозам врачей не должна была ближайшие несколько лет ходить самостоятельно. Когда через два месяца я вошла к врачу в кабинет, делавшему мне операцию, на собственных ногах, он сказал: "Я не понимаю, что происходит в твоей жизни". Бог занимался моим спасением, но я тоже этого не знала и не понимала.

    Через полгода я совсем слегла, у меня был отёк лёгких. Меня повезли в диагностический центр, на полное обследование. Результатом был длинный список разных диагнозов, которые я не понимала. Я попросила простым языком объяснить врача, что у меня. Он сказал: "Распад всех внутренностей и ВИЧ. Живёшь, пока наркотик поступает в кровь. Если это прекратится - два-три дня и смерть"… Я обрадовалась… Мне не нужно себя убивать, я скоро умру. Цепь замкнулась: Не колоться - умру, колоться тоже умру. Значит, живу, как живётся, и колюсь до последнего дня. Я и вся семья, стали готовиться к моей смерти. Я поставила точку!
    Мама начала заготавливать консервацию, которая должна была быть поставлена на стол в день моих похорон. Мы купили платье, в котором я должна была лечь в гроб, откладывались деньги. Одним словом, шла серьезная подготовка к концу моей жизни. Я почти все время лежала. Днем я понимала, что до вечера могу не дожить. Когда начиналась неделя, я точно знала, что до конца этой недели не доживу. Я помню, пришла весна. Лежа в кровати, я смотрела в окно и думала: в последний раз я это вижу. Итак проходила каждая минута моей жизни без какой-либо надежды.

    Но в этот момент, в мою жизнь пришёл Иисус!

    После очередного Людмилиного посещения, мама задала мне вопрос: "Хочешь ли ты оставить наркотик и алкоголь?" Я сказала: "Нет". Мама начала рассказывать о том, что есть возможность: "Для меня нет возможности, мама!" - сказала я. Но она продолжала свой рассказ о какой-то церкви и реабилитационном центре. Вдруг проскочила фраза: "Помощь они предлагают бесплатно". И только это меня заинтересовало, я согласилась сходить на экскурсию, но при этом, не принимая никаких решений.

    В воскресенье за нами заехала Люда, и я, будучи в алкогольном и сильном наркотическом опьянении, поехала с мамой на богослужение. Всю дорогу я злилась на себя и на них. Но назад не возвращалась.

    Как только мы переступили порог молитвенного дома, со мной сразу что-то стало происходить. Первое на что я обратила внимание, это люди. Я знала их, вместе мы занимались беззакониям и употребляли наркотики. К тому времени я имела 15-летний непрерывный стаж. Но я увидела людей, которые кололись 18 лет и даже 30. Я говорила: "Мама, а они, что здесь делают? Смотри и этот тут, и этот …" Я смотрела по сторонам и удивлялась.

    Второе, что я услышала в тот день - я услышала проповедь. Я ничего не понимала, но что-то меня влекло. Пастырь говорил странные слова, но люди, которые были вокруг меня, понимали его. Я пыталась всё услышать, но сильное опьянение заглушало меня. Глаза закрывались, голова падала. А дальше произошло самое главное… Сегодня, зная Бога лично, могу сказать - в ту минуту Он глубоко коснулся моего сердца. Когда церковь встала молиться, когда к небу поднялись опухшие наркоманские руки, когда беззубые наркоманские рты стали славить Бога - со мной что-то случилось. Я увидела, что эти люди имеют то, чего я хотела всю жизнь.

    Сигареты, которые я достала из кармана, протянула маме и сказала: "На, выброси, я больше никогда не буду курить". Через пару минут я сказала маме: "Наркотик, который остался дома, поедешь, выбрось и уничтожь. Я больше никогда не буду колоться". Тогда я ещё не знала, что именно так и будет в моей жизни. Я сказала: "Я не знаю, кто эти люди, и что они делают, но я хочу остаться здесь с ними". Они мне разрешили, и больше домой я не вернулась.

    Я присматривалась и наблюдала за людьми, которые меня окружали. Я заметила то, что они как говорят, так и живут. Для меня это было, что-то необычное. Я привыкла жить в мире лжи и хитрости, я никогда не жила, так как говорила, и люди, окружавшие меня, делали так же. Спустя три дня, на одном из служений, я склонила свои колени перед Господом, я поняла, что всему виной грех, который жил во мне. Грех разбил и раздавил меня. Я просила прощение у Бога. Впервые, за долгие годы, я плакала, не обращая, внимание на людей. Я плакала, и с каждой слезой выходила боль, которая накопилась за все годы. Выходила вся грязь и мерзость, которой было заполнено моё сердце. А вместо этого приходило очищение и свобода. Когда я встала с колен, я была новым человеком.

    После этого мне не трудно было принять решение - идти за Иисусом. Я стала учиться жить по-новому, изучая Слово Божье и молясь.

    Мне было тяжело, многое не получалось, многого не понимала, но я очень старалась.
    Через две недели, я посвятила свою жизнь Господу. Я мало понимала как это, но назад я не хотела. Бог безболезненно освободил меня от всякого греха, без единой таблетки исцелил меня, наполнил моё сердце любовью - как я могла не полюбить Его и не посвятить Ему всю свою жизнь? Я приняла решение - служить моему Богу и Его народу. Одна из моих первых молитв звучала так: "Мой Бог! Я всегда хотела быть кем-то, придумывала себе имена и всякие истории. Но теперь я хочу быть, тем "некто", кто пойдёт по всей земле и расскажет о Тебе и Твоей любви".

    Десятый год я следую за Иисусом. За эти годы Господь сильно благословил меня. Я была бесплодна и к тому же инфицирована несколькими смертельными вирусами - ВИЧ и гепатиты В и С. Зная это, понимала, что никогда не выйду замуж и не буду иметь своих детей. Но верный Бог, сказав однажды в Слове Своем: "Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком (Иоан.10:10)" исполнил это. Господь исцелил меня и благословил чудесным мужем. Я вышла замуж, и мы родили троих сыновей, еще двух деток мы усыновили и сейчас ожидаем шестого.

    Господь восстановил меня как женщину и как личность. Бог исцелил не только мое тело, но и душу, дал мне жизнь и способность давать жизнь другим, как физически, так и духовно. Я несу славное служение верующим и неверующим детям, тюремное служение и служение евангелистки, участвую в служении реабилитации. Но, самое главное, что я имею сегодня - это надежда, на уготованную жизнь мне на небесах. Я имею цель и смысл жизни. Большое счастье, прожив столько лет, пустой бессмысленной жизнью, обрести цель и надежду.

    Мои родители уверовали и приняли Господа в сердце, с братом мы лучшие друзья - всё это сделал Бог, мой Бог любви.

    Мой друг, если ты отчаялся, если ты не имеешь надежды и загнан в тупик, знай для тебя и твоих родных есть выход. Единственный Бог, чьё имя Иисус Христос, любит и ждёт тебя, чтобы сделать тебя самым счастливым. Ты имеешь право на счастье - воспользуйся им.

    Бог живой, и если ты поговоришь с Ним, Он услышит тебя. Иисус Христос две тысячи лет назад страдал, чтобы ты уже не знал страданий. Иисус Христос две тысячи лет назад умер, чтобы ты жил. Иисус Христос две тысячи лет назад воскрес, чтобы забрать тебя в Своё Царство.

    Желаю тебе близких отношений с Господом и вечности с Ним.
    Лада Шмель

    Добавьте страницу в закладки или поделитесь ею с другими:
    Теги:

      5826

       




    Используя материалы сайта в сети ссылайтесь на источник
    sb-nz.com © 2009-2017